Особенности становления современных биогеографических областей Северного полушария

В первой половине палеогена на акватории Мирового океана господствовал типичный оранжерейный режим климата. Некоторое общее снижение температур наметилось после палеоцен-раннеэоценового температурного максимума, 47-43 млн. лет назад (см. рис. 93). Однако до олигоцена это снижение температур было весьма незначительным, и еще во второй половине олигоцена северный тропик (тропик Рака) проходил по территории современной южной Японии (рис. 97).

Рис. 97. Изменение положения северного тропика на протяжении кайнозоя

Изменение положения северного тропика на протяжении кайнозоя

1 — поздний мел, 2 — эоцен, 3 — вторая половина олигоцена, 4 — миоцен, 5 — первая половина плиоцена, 6 — современное положение

   В раннем палеогене между фрагментами прежних Лавразии и Гондваны, от Центральной Америки до Австралазии, простиралось относительно мелководное море (часто именуемое океаном) Тетис (рис. 98). К северу от него, в западной Евразии, сформировалась сложная система неполносоленых внутриконтинентальных и окраинных морей, отделенная от Тетиса цепью островов воздымающейся Альпийской горной системы и именуемая Паратетисом (рис. 99). Тетис был населен относительно единообразной пантропической (от греч. pan — приставка, соответствующая русскому «все…», и тропический) биотой. Отсутствие существенных биогеографических преград и относительно однородные климатические условия в пределах Тетиса способствовали существованию широких транстетисных (от лат. trans — сквозь, через и Тетис) миграций морской и прибрежной биоты. Это повышало биогеографическое однородство тетисной фауны и флоры, хотя определенные провинциальные различия внутри Тетиса, конечно, существовали.

Рис. 98. Основные поверхностные течения Мирового океана в конце мелового периода

Основные поверхностные течения Мирового океана в конце мелового периода

Рис. 99. Схема зоогеографического районирования шельфа западной Евразии по двустворчатым моллюскам в позднем олигоцене

Схема зоогеографического районирования шельфа западной Евразии по двустворчатым моллюскам в позднем олигоцене

1 — Германская, 2 — Центральнопаратетисная и 3 — Восточнопаратетисная провинции, 4 -Тетисная подобласть, 5 — внешельфовые глубоководные участки бассейнов

   С олигоцена начинается диверсификация (от лат. cliversus -разный и facere — делать, творить) прежде единой тетисной биоты, приведшая к становлению четырех ныне разорванных тропических биогеографических областей – Западноатлантической, Восточноатлантической, Восточнотихоокеанской и Индо-Вестпацифической (см. рис. 25); неопределенного зонально-биогеографического положения Средиземноморско-Лузитанская область сохраняется как реликт мезо-кайнозойской Тетисной области. Эта диверсификация была обусловлена рядом палеогеографических событий позднего палеогена и раннего неогена.

В позднем эоцене, на уровне 42±9 млн лет назад, происходит резкое похолодание климата, которое связывают с появлением циркумантарктического течения Западных Ветров в связи с углублением дна Тасманова пролива и возникновением пролива Дрейка, пока еще мелководного. Течение Западных Ветров изолировало Южный океан от Мирового, что привело к началу оледенения Антарктиды. С этого времени начинается кайнозойский ледниковый режим, и океаническая циркуляция приобретает все основные черты, свойственные современному океану. Усиливающееся похолодание увеличивает флоро-фаунистические различия между отдельными частями Тетиса, а тектонические события конца раннего миоцена, около 18 млн лет назад, приведшие к соединению Евразии с Африкой, прервали существование Тетиса как единого морского бассейна. Со среднего миоцена происходит формирование центральноамериканского перешейка. Таким образом, становление современных разорванных тропических фаун нужно относить к миоцену.

Пределы распространения неогеновых тропических областей были много больше современных. На северных и южных перифериях этих областей под влиянием продолжавшегося похолодания происходило, начиная с миоцена, формирование бореальных Североатлантической и Северотихоокеанской областей, а также потальных областей (их число, границы и даже наименования очень по-разному понимаются разными исследователями и здесь не обсуждаются). Таким образом, Североатлантическая область есть производное Западноатлантической и Западноафриканской областей, а Северотихоокеанская — Индо-Вестпацифической и Восточнотихоокеанской областей. Северотихоокеанская область, особенно ее северо-западная часть, унаследовав исключительно высокое видовое богатство Индо-Полинезийской провинции Индо-Вестпацифической области, оказала решающее значение для формирования биоты умеренных и холодных вод всего Северного полушария.

Биота Северного Ледовитого океана (Полярного бассейна) в раннем палеогене развивалась под значительным влиянием тетисной биоты, представители которой мигрировали в высокие широты Северного полушария через Тургайский пролив (см. рис. 86). Реликты этой специфической палеогеновой биоты могут быть обнаружены среди представителей современной глубоководной фауны Полярного бассейна. После закрытия Тургайского пролива и разрушения Берингийского моста суши, а также моста суши (так называемого моста Туле), соединявшего Европу с Северной Америкой фауна и флора Северного Ледовитого океана формировались под непосредственным влиянием североатлантической биоты. Практически нулевые степень и ранг эндемизма арктической биоты дают основание многим исследователям рассматривать Северный Ледовитый океан как часть единой Арктатлантической биогеографической области. В тех случаях, когда морская биота Арктики рассматривается в составе самостоятельной биогеографической области, последнюю, при флоро-фаунистическом подходе к районированию, правильно именовать Ледовитоморской областью.